Есть особый страх – тревога

Обычные конкретные страхи понятны - всегда есть нечто в реальности чего я боюсь, и чего действительно стоит боятся. Например, когда переходишь дорогу и резко тормозит автомобиль. Это естественный страх. Но тревога - это глубинный страх. Она обладает неопределённостью. Боишься сам не знаешь, чего именно. Пытаясь справиться с этой неопределённостью, мы находим мнимые внешние причины. Это отчасти помогает, но не долго. Приходится искать всё новые и новые причины. И в итоге получается жизнь, заполненная разнообразными страхами. На самом деле неопределённость тревоги связана с тем, что у нас во внутреннем мире. По сути мы боимся самих себя. Скажу более радикально даже: мы и есть сама тревога. Поскольку без тревоги невозможно наше развитие в принципе. От тревоги нельзя избавиться (нельзя избавится от самого себя) – она скорее путеводная звезда за которой необходимо идти.

 

 

На консультациях с клиентами мы ищем такую тревогу – за ней скрыты смыслы внутреннего мира. Но если человек не решается смотреть внутрь – тревога в виде страхов приходит извне. Поэтому тревогу необходимо освоить, а не исключить – это очень важная жизненная задача, без которой невозможна полнота жизни.

 

Тревогу можно назвать "страхом самого себя". Например, человек испытывает злость, но она не сочетается с его собственным образом самого себя как "весёлого, доброго человека"... И тогда все проблемы межличностных отношений, все ситуации, где он злится будут вызывать тревогу – страх нарушить свой собственный образ. Ему наступили на ногу в транспорте, а он пугается. Всё, что выходит за рамки нашего представления о самом себе – вызывает тревогу. Но без выхода за эти рамки невозможны изменения.

 

Часто за тревогой стоит какая-то конкретная внутренняя дилемма, у каждого своя. Она связана бывает с личной жизненной историей. Приведу пример из практики. Сюжет клиента из детства: в семье частые ссоры, отец периодически пьёт. Мать его ругает и даже бьёт за это. Их сыну такие сцены невыносимы. Он любит обоих (как и многие дети пока не выросли). В какой-то момент он застаёт отца, который пытается тайком от матери сбегать за выпивкой. Отец, видя, что сын его заметил огрызается на него: "расскажешь матери - ты мне не сын". Отца нет долгое время, мать начинает переживать (он попал в больницу, как потом окажется). Начинает "пытать" сына - не знает ли он чего. Он рассказывает, из-за тревоги и за отца, и за мать. Отец потом называет его "предателем" и не разговаривает с ним несколько месяцев. Это краткая версия истории, в реальности еще сложнее. Но суть её в том, что маленький мальчик не может переварить такую смесь противоречий. Ему проще не "видеть" и не "слышать". И он создаёт определённый образ себя: который "имеет уши, да не слышит". Это приводит его к жизни, наполненной страхами, общий смысл которых: проявлять себя (участвовать в жизни) – опасно. На консультации он, как и многие, хочет просто устранить эти страхи. Но, в процессе возвращается к этой детской истории. И у него появляется шанс заново пережить смысл происходящего тогда, что теперь стало его скрытым внутренним смыслом.

 

Пережить заново – это значит наполнить содержанием: гневом, стыдом, ужасом, одиночеством, тоской, печалью, любовью, благодарностью (к себе)... всем тем, чему тогда не было возможности состоятся. Это процесс я иногда называю "перевариванием самого себя". Это долгий процесс. Вообще говорить о себе очень сложно, и начинать следует постепенно. Бывает даже, что в моём кабинете молчат – и я понимаю, что это молчание необходимо: это такой способ освоить пространство, где можно выговорить свою жизнь.