Потеря ребенка

Смерть ребёнка - это всегда очень тяжело переживается. Даже на этапе беременности, потому что для родителей (особенно матери, конечно) психологически ребёнок рождается ещё даже до зачатия. Они о нём думают, представляют его будущее, решают, как его назвать... для них это уже полноценная жизнь человека. Поэтому это ничем (психологически) не отличается от смерти любого близкого человека. Это называется горе и утрата. 

 Переживается это долго, иногда несколько лет. Тут надо дать себе время. И вряд ли стоит в ближайшее время после утраты заниматься пополнением семьи. Горе необходимо переживать. И обычно с этим сложность. Близкие пытаются успокоить, настроить на позитивный лад, сама мать начинает тоже отрицать свои переживания (очень ведь хотелось бы, чтоб этого не было). Всё это не работает. Только затягивает процесс естественного переживания горя. И может приводить к ощущению своей неполноценности, страхам, нарушениям здоровья, неожиданным эмоциональным реакциям, наплывающим воспоминаниям, чувству вины... Нужно вернуться к своим переживаниям. Дать им пространство и место.

 

Раньше в деревнях были плакальщицы. Они приходили и "расплакивали" тех, кто потерпел утрату. Была такая роль. Сейчас в нашем мире культивируется "позитив", в котором нет места гореванию. И очень часто эту роль берут на себя психологи. Помощь психолога при потере ребенка может быть неоценимо полезна для того, чтобы пережить истинные свои чувства по поводу утраты.

 

На первом этапе работы я даю человеку выговориться об этой ситуации. Говорить нужно много. Не просто обо всём подряд, а учиться говорить из того места, где есть боль. Это задача не простая, потому что человеку очень хочется сбежать от этого. Задача психолога возвращать в место боли. Затем, после первых успешных попыток выражения переживаний может раскрыться внутренний контекст трагического события. Дело в том, что внешне события могут быть одинаковы, но внутренний смысл всегда разный. Конкретный пример: для одной из моих клиенток центральным узлом, запускающим её переживание было то, что она на глубоком уровне воспринимала это как наказание. Потом оказалось, что контекст наказания проходит по всей её жизни и ведёт к её сложным отношениям со своей матерью. И этот контекст тоже потребовал определённой проработки.

 

 

В целом добавлю свою позицию: любое событие имеет положительный смысл в жизни. Особенно трагическое. Оно делает нашу душевную жизнь глубже и богаче, отношения искреннее и прочнее. Делает нас более реалистичными, трезвыми и взрослыми. Но это только при условии, если мы находим в себе мужество, пережить свою боль.