Что стоит за страхом?

Когда человек на консультации говорит о том, что хочет преодолеть страх, психологу бывает сложно сформулировать одну проблему. Дело в том, что наша жизнь глубинно взаимосвязана. Но привычка современного человека рассматривать всё отдельно, членить на части - навязчиво заставляет нас всё формулировать в "дискретные" проблемы. Так мы поддерживаем в себе иллюзию, что всем можно управлять и всё контролировать. И если что-то выходит из-под контроля - мы испытываем страх, панику. Я предполагаю, что это вообще одна из тех ситуаций, которая порождает разного рода фобии или так называемые панические атаки.

 

Наш сегодняшний мир устроен по образцу контроля. И так же мы и относимся к самим себе. Но если во внешнем мире мы научились этому "управлению", и можем доехать в какую-нибудь Турцию за пару часов, когда раньше на это ушли бы месяцы... Но внутренняя жизнь не поддаётся техническому подходу. Мы привыкли мыслить себя управляемыми существами. А это неверно. И многим очень страшно принять даже мысль о том, что мы неуправляемы внутри самих себя. Но тогда страх приходит в ином виде: в виде фобий, например, или разных навязчивостей. К которым тоже относимся как к "проблемам", требующим удаления, будто это аппендицит. "Принося" психологу чувство страха, клиент хочет конкретного метода его устранить. С моей точки зрения, это пагубный подход. За каждым таким "симптомом" стоит какой-то внутренний смысл, требующий освоения своего внутреннего пространства (мира).

 

Очень часто мне приходилось наблюдать приступы паники прямо в моём кабинете. Стоит иногда лишь замолчать и предоставить человеку возможность говорить всё, что он думает - тут же возникает паника, ощущение потери контроля. Сложно даже представить себе, сколько человек иногда делает усилий, чтобы "держать всё под контролем", и часто он этого даже не замечает - настолько это привычно. Многие совершенно не могут свободно размышлять о самих себе, о том, что с ними происходит. Очень часто клиенты на мой вопрос отвечают "не знаю", и смотрят на меня ожидающим взглядом, будто у меня есть ответы, а мои вопросы лишь притворная игра. У них есть идея, что если ответ им не пришёл в голову тут же, значит, этого ответа у них и нет. Что ты сейчас чувствуешь? - Не знаю. И повисает напряжённое молчание, которое если затянуть обернётся панической атакой или раздражением и недовольством. Но внутренняя жизнь не терпит насилия, она требует умения ждать ответов не только от других, но и от самого себя. Ждать не суетливо, с неприятием и раздражением, а ждать со смирением или даже благоговением, будто заходишь в священное место. Ждать активно, то есть с вниманием. Вглядываться, опасаясь, что упустишь что-то важное в самом себе, упустишь долгожданный ответ или внутреннюю подсказку. Это неумение ждать и созерцать часто превращается в бесплодную саморефлексию, интеллектуальное перемалывание, бесконечное перекладывание на разные лады вопроса "что же делать?!". Но "голова" без "сердца" не может найти решений.

 

И на каком-то этапе внешняя жизнь начинает сужаться. Можно это воспринять как метафору внутреннего мира. Нечто "тормозит" жизнь: как бы говорит "Сделай остановку! Присмотрись!". Это означает, что нужно остановиться внутри себя и вглядеться в то, что происходит внутри. Очень часто там целое кладбище не пережитого опыта... Бывает, что приступу паники предшествует какое-то событие. Очень важное, но важность, которого проигнорирована. Пример: один мой клиент стал испытывать приступы панике по дорогое на дачу к тёще. С тёщей они не особо общались, пока та не купила дачу, куда очень удобно было возить детей, да, и самому отдыхать. Первый мой вопрос был: а какие отношения с тёщей? - Замечательные! И действительно, отношения были хорошие. И мой профессиональный рефлекс "прощупать почву" был ошибочен: дело не в тёще. Кстати, он почти, всегда, ошибочен (к слову о "знаниях" психолога). Я предложил клиенту просто рассказывать о себе, об этих ситуациях в свободном режиме. И он неожиданно для самого себя, стал рассказывать какие милые и тёплые отношения его жены со своей матерью (его тёщей)... и вдруг стал рыдать. Такой пронзительной болью наполнился весь мой кабинет. Это была тоска по матери, с которой он уже 19 лет не общался. С этого началось наше совместное погружение в историю его жизни, которая давно уже требовала осмысления. Это пример того, как пересечение "внутреннего" и "внешнего" может выглядеть в конкретной работе, как внешние "проблемы" или "симптомы" могут свидетельствовать о том, что внутри.